Печать

60 лет полёта

Опубликовано в «Усольский район в лицах»

Николай Григорьевич и Клавдия Николаевна живут в военном городке в посёлке Средний. Николай Бутин военный пенсионер, всю свою жизнь он посвятил авиации. Клавдия Николаевна – его супруга. Сегодня они выглядят и живут как простые старики. Но за спиной у них общая совсем не простая история. Голос Николая Григорьевича дрожит, когда речь заходит о небе: летать военному инженеру было суждено всего четыре года.
– Вот говорят, что нет любви с первого взгляда, – начинает Клавдия Николаевна, – а вы не верьте никому. Есть. Потому что с нами она случилась. Как в кино.
Март 1955-го. Новосибирск. Я местная, Коля в этом городе проездом. Мне 28, ему 25. Я проводница, Коля – бортовой инженер. Совершенно случайно мы оба встречаемся на вокзале. Проходя мимо друг друга, оборачиваемся. И навсегда.
Помню, тогда снег летел хлопьями. Мы прогуляли всю ночь, говорили обо всём на свете, холода не чувствовали. Я утром домой пришла, сестре рассказываю, мол, теперь у меня есть Коля. Он меня скоро заберёт. А больше я о нём ничего и не знаю. Даже фамилии. Потом мы с Колей пятеро суток вместе ехали в поезде в сторону Владивостока. Я работала, он ехал на службу. Вышел на своей станции, обменялись адресами. Стали переписываться. Я без образования, а Коля с отличием окончил школу и училище дальней авиации. Однажды спросил меня в письме: «Клава, а ты почему всё время пишешь «мине» вместо «мне»?» Стыдно было жутко, но любовь сильнее любых недочётов.
Через год, 4 апреля 1956 года, я к нему приехала. В Половину, это железнодорожная станция в Черемховском районе. Поженились через четыре месяца, 18 августа, в день авиации. Если в жизни Клавдии Николаевны есть только одна любовь – её муж, то у Николая Григорьевича любви две. Клавдия и… авиация. Обе длиною в жизнь. «Катя, принеси мне китель!» – командует внучке Николай Григорьевич. И усаживается поудобнее.
В небо он влюблён со школьной поры. В 1951 году окончил Казанское военное авиационное техническое училище дальней авиации, стал бортовым техником. Сразу после этого наступил, по словам военного, самый яркий срок его службы: четыре года непосредственной лётной работы.
– Приморский край. Военный аэродром «Хороль». Я бортовой инженер. По 8 часов в день провожу в небе. В этой работе был весь смысл моей жизни, моя главная привязанность. Все силы и возможности – ей. Страх? Нет, не боялся ничего. Был ведь молодой, восторженный.
В 1955 году на Дальнем Востоке самолёт, с которым работал бортинженер Бутин, совершил вынужденную посадку вне аэродрома. Отказал двигатель. Экипаж, состоящий из 12 человек, не пострадал. А вот самолёт получил сильные повреждения.
На этом Николай Григорьевич замолкает, очевидно, не в силах больше говорить. До сих пор, 63 года спустя, сердце щемит от обиды. Продолжает вместо мужа Клавдия Николаевна: «Колю обвинили в случившемся и выслали из гарнизона, запретив подниматься в небо». Лишь много лет спустя вину с военного сняли: удалось доказать производственную неисправность самолёта.
После беды с самолётом Бутин уже никогда не поднимался в небо. В год аварии он и встретил свою жену. «Такая вот ирония судьбы», – говорят сами супруги. Иначе бы не смог Николай пережить это потрясение.
По распределению Бутин был направлен в гарнизон Белая в Усольский район, куда и приехала к нему Клавдия. Супруги прожили там 29 лет. В 1959 году родился сын Владимир. Затем семья была отправлена в Забайкалье, в гарнизон Бада. Завершил службу Николай Григорьевич на Украине в 1987 году. Бутин прошёл путь от лейтенанта до полковника, в общей сложности прослужив родине 36 лет. И 32 года из них рядом супруга.
«Если кто говорит, что можно долго прожить в браке и никогда не ссориться, то это сплошная ложь, – рассказывают Бутины. – Не бывает таких семей. Размолвки есть всегда. Но есть и нечто большее, что помогает их пережить».
«Зимой, 15 февраля 1959 года, – улыбается Николай Григорьевич. – За руку отвёл Клаву в роддом. Кто будет, не знали. Да я любому был бы рад. Обратно, домой, сына нёс уже сам. Был очень горд: несу наследника. Назвали Владимиром».
Сын вырос, однако путь военного для себя не избрал. Николай Григорьевич не расстраивается: «Ничего, что не продолжил мой путь. Главное, что человек он хороший. Мы сыном очень гордимся».
Иркутская область. Военный посёлок Средний. Тихая стариковская квартирка. На стенах здесь фотографии самолёта: того самого, злополучного и одновременно такого дорогого хозяину дома. Снимки, кстати, нашёл для отца сын, он занимается фотографией. Повсюду портреты родственников.
Семейное тепло в этом доме – самая главная ценность. У Бутиных теперь, помимо взрослого сына, две внучки, внук и правнучка. Недавно появился ещё и кот Васька. «Теперь он у нас младший сынок, главный член семьи, – смеётся Клавдия Николаевна. – Кормлю его я, а на руках сидит у деда». В ожидании мужа у окна, по словам Клавдии, прошло полжизни. Всегда переживала. По неделе ждала из командировок. Без праздников и выходных. Дома Николай бывал очень редко. «Коля всегда говорит, что у него две любви и две семьи. Мы с Володей и авиация. А что поделаешь, если судьба у нас такая? Одна на двоих. Это не он служил, это мы служили. Я так всегда ощущала».
Екатерина Балагурова